dramaturg

Інформація

Цю статтю створено з 04 Лют 2014, і віднесено до драматургія, п'єса, перша публікація, сучасна українська драматургія.

Теги цієї статті

, ,

П’єса “Обов’язкова величина” драматурга із Севастополя Володимира Горбаня

У п’єсі розповідається як фіктивний шлюб затятого холостяка зі знайомою стриптизершею повинен був розв’язати їхні життєві проблеми. Одначе, навіть у найбільш бездоганно продуманому плані завжди віднайдеться недолік. Чому так важко часом розлучитися з самотністю заради любові?

 

 

       ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ  ВЕЛИЧИНА.

 

        Комедия  в двух действиях .

 

Действующие лица:

ОН – старый холостяк. За 50. Образован, научный работник.

ОНА – бывшая стриптизерша, около 50. Двое детей .

 

 

                                                  1 ДЕЙСТВИЕ

                                                        1 сцена.

 

Большая квартира. Просторная гостиная. Диван, кресла, журнальный столик. Двери на кухню, спальню, ванную и балкон. Стол накрыт к трапезе, празднично. Бутылка шампанского, торт, закуски и один фужер. Везде книги, много книг, они на полках, на столе, под столом.                  

Открывается входная дверь. Мужчина в смокинге вносит в помещение женщину в свадебном платье.

ОН. Спасибо! Спасибо большое всем! Обязательно…извините…спасибо, дальше мы как – ни будь сами. (Ногой закрывает дверь и опускает невесту на пол.) Я сейчас умру! У меня болит все!

ОНА. Бедненький мой. Устал, все болит, все отваливается…а где кухня?

ОН. Первая дверь от входа, а  медикаменты в спальне. Там, в тумбочке, у кровати есть аспирин. Умоляю, не мешкайте. Я плохо переношу боль.

ОНА. Милый, лекарства тебе не помогут. Я сейчас, я быстро, не волнуйся, потерпи, только сковородку возьму…

ОН. Зачем сковородка. Какая еще к дьяволу сковородка?!Я не хочу есть, я умираю…

ОНА. Я вижу, любимый…но чтобы убить тебя, тварь, мне нужно что-нибудь тяжелое, чтобы уж наверняка. Аспирин в этом деле, как-то ненадежен. Вот если бы ядом крысиным или на худой конец много слабительного…(Идет в кухню).

ОН. За что?!  Я же нес тебя на руках, на третий этаж!

ОНА.  (Возвращается со сковородкой). За это отдельное спасибо. А вот посуда у тебя, дрянь. Алюминий наверное?Скажи  спасибо, что он легкий, зараза!

ОН. Слава, богу! Успокоили! Спасибо!

ОНА. Не особо радуйся, я и этим управлюсь.

ОН. Да в чем дело-то?!Мы же так не договаривались!

ОНА. Во-о-от, абсолютно верно! Мы действительно, так не договаривались. Так что же там такое было, гаденыш?! Откуда вынырнула эта прорва твоих родных и близких? Они мне мозг выгрызли! Откуда столько племянников, сестер придурошных? А эта тетка безумная, с вот таким огромным ножом?!

ОН. Это моя тетя Джоанна. Мы зовем ее просто тетушка Джо. Если ее не злить, она вполне мирная старушка.

ОНА. Эта ваша неопасная бабулька, тыкала меня в задницу своим огромным ножом и смотрела в упор, не мигая. Ненормальная! Больная! Маньяк!

ОН. У тетушки один глаз стеклянный и она нормальная. За нож, извини, она видимо волновалась, что ты можешь сбежать с церемонии. Хочу заметить, она никого не поранила.

ОНА. (Потирая задницу). Даже если и так, разве можно …ножом, живого человека? И еще глаз этот, бр-р-р.

ОН. Минуточку, так вы действительно собирались сбежать? Это возмутительно, а наш договор? Я рассчитывал на честность с вашей стороны.

ОНА. А я не подписывалась на все это. (Достает из- под платья бумаги.)  Вот, где здесь, про весь этот ужас написано?  Где тут твои ненормальные родственники? Нету! Где тут, моя истыканная ножом задница указана? Ничего такого вообще нет! Здесь сказано только про обычный, фиктивный, брак. Абсолютный  и непорочный. Правильно?

ОН. Ну, зачем вы так. Все верно. Договор составлен правильно, по согласию двух сторон. У нас образовался лишь небольшой форс мажор. Вы не волнуйтесь, обо всем ведь можно договориться.  Интеллигентно и без крика.

ОНА. А кто кричит? Я шепчу громче! Понял, ботаник?! Ты же говорил, что твоя любимая тетка при смерти, что эта свадьба фикция и только ради нее весь этот цирк…

ОН. Я профессор филологии, я не ботаник, прошу вас, ради бога, тише…

ОНА. А ты умник, не зли меня, я пока нормально разговариваю…

В дверь громко и настойчиво стучат. Он подбегает к двери.

ОН. Тетушка Джо, прекратите, у меня все хорошо…не надо…все в порядке…

ОНА. А вот и умирающая в дверь скребется. Наверное, из последних сил приползла, змея. Ой, как же хочется, хоть одним глазком взглянуть на любимого племянника… как он там, бедненький…как там, мой ботаник любименький, справляется…

ОН. Я – филолог…

ОНА. Мне без разницы, кретин! Дурак это не профессия, это образ жизни. Вот что ты теперь будешь делать, умник? Мы ведь по уши…во всем этом…

ОН. Извините, я не учел такого развития ситуации. Все должно быть по-другому…извините…я и сам в шоке.

ОНА. А вот этого сейчас уже недостаточно, милый. Договорчик наш, явно устарел за последние несколько часов, садись, изменения вносить будем в твой контракт.

ОН. А что с ним не так? Что там менять?

ОНА. Самое главное – цену.

ОН. Но мы же договаривались…

ОНА. Правильно. А как все должно было быть? Мы на что договаривались? Расписались-поженились -разбежались, правильно?

ОН. Все верно. И цена на эту комбинацию четко указана, вот здесь. Посмотрите. (Достает из кармана смокинга свой экземпляр договора).

ОНА. Молодец, а где здесь родня твоя ненормальная указана? Где ночь брачная? Где вообще тут написано про жизнь совместную?

ОН. Поймите, это форс мажор. Недоразумение, небольшое…

ОНА. Вот за этот небольшой мажор, я и требую еще тысячу. Хотя, я не права. Погорячилась, извини. Две тысячи!

ОН. Это очень серьезная сумма, за столь незначительные услуги с вашей стороны. Просто кошмар!

ОНА. Это родственники твои-кошмарные! Соглашайся, пока я добрая, а то я твою тетку-киллера отдельно посчитаю еще на три сотни.

ОН. Послушайте, они скоро уйдут. Все уладится.(Он встает и подходит к окну).

ОНА. Я почему-то не уверена. (Подходит вместе с ним к окну.) Вон, посмотри, стоят внизу и глядят на твои окна, как зомби. Нет, за этот дурдом надо с тебя еще две сотни выжать. Так что, с тебя дополнительно, еще 2500. Я смотрю, ты ничего не записываешь? Учти, у меня память на количество денежных знаков отменное.

ОН. Поймите, я не в восторге от этой ситуации. Мне тоже пришлось пожертвовать.

ОНА. Чем?

ОН. Свободой.

ОНА. Только не надо сейчас тут сопли размазывать! Это твой выбор, профессор.

ОН. Если бы. Поймите, я тоже жертва непреодолимых обстоятельств. За меня все выбрали и решили.

ОНА. Дай угадаю, тетушка Джо, правильно?

ОН. Да, она меня воспитала, вырастила…она мне как мать.

ОНА. А твои родители?

ОН. Мама умерла при родах. Отец сбежал…и теоретически умер.

ОНА. Сочувствую, извини. Только я не поняла, твой отец теоретически жив или теоретически мертв?

ОН. Для нашей семьи или в физиологическом плане?

ОНА. В нормальном, человеческом плане, умник. Статус у него какой? Живой? Дохлый?

ОН. Теоретически, он жив, но тетушка Джо сказала всем, что этот паразит, для нас умер. Хотя он и живет в соседнем городе. Тетушка даже купила ему место на городском кладбище и устроила шикарные похороны.

ОНА. Вы хоронили пустой гроб?

ОН. Нет, она набила его папиными любимыми вещами. Спиннинг, надувную лодку, подборку эротических журналов, его фотографии, одежду и попугая.

ОНА. Что за зверства в вашей семейке?

ОН. Нет-нет, чучело попугая. Сувенир из поездки в Африку.

ОНА. Ты странный профессор. Вся родня твоя странная. Я все таки не пойму, если ты так не хочешь жениться, почему так важно связывать себя узами брака ? Вон, сколько людей живет легко, весело и без обязательств?

ОН. Может многие из них головой об косяк бьются, а я не хочу.

ОНА. Это что, сарказм?

ОН. Это – ответ.

ОНА. Это трусливый сарказм.

ОН. Это метафора. Мне была нужна лишь сама процедура бракосочетания и все. Хотя мне лично, и этого не надо было…

ОНА. Тогда зачем?! Ах, да… Тетушка Джо! Ты наверное, здесь вообще не при чем. Просто не хотел огорчить старушку.

ОН. Ей за 90!

ОНА. Это не аргумент. Дурость какая-то! Профессор, иди убейся об косяк!

ОН. Это все тетушка Джо. Она пригрозила мне лишением наследства и бытовой изоляцией.

ОНА. Это как?

ОН. Лишит наследства, если я не женюсь.

ОНА. Я про бытовую изоляцию.

ОН. Никто из родни не будет стирать мои вещи, готовить, убирать и покупать продукты тоже. Им запрещено под страхом смерти. Полная бытовая изоляция.

ОНА. Профессор, да ты … да ты…полный … бытовой ботаник! Это что шутка? Или это все взаправду?Как так можно жить?

ОН. Сколько можно повторять, я – профессор филологии, я не ботаник.

ОНА. Мне без разницы. На что ты надеялся, заключив со мной фиктивный брак, а?

ОН. На контракт.

ОНА. Я читала контракт, там такого нет.

ОН. Не такой уж я и … ботаник, надо было внимательнее читать. Вот здесь, внизу, мелким шрифтом.

ОНА. Да где, черт побери?! Я без очков.

ОН.  Возьмите мои. (Протягивает свои очки.) Читайте, этот абзац.

ОНА. Вот это? Я думала, это чем-то испачкано…

ОН. Обычно, здесь и находится самая важная часть документа.

ОНА. (Читает). Так…так…ничего себе…на целый год…полное исполнение..ого, ничего себе…беспрекословное…по первому требованию … в любом месте…в случае нарушения штрафные санкции…ах, ты сволочь! Ах ты ж…извращенец!

ОН. Вы все превратно поняли. При чем тут извращения? Там нет ни единого пункта связанного с соитием.

ОНА. Вот я сейчас ничего не поняла.

ОН. Не связано с сексом. С соитием, то есть. Это взаимодействие мужчины и женщины…

ОНА. Я уже поняла. И что, это должно меня успокоить?

ОН. Я на это надеялся…

ОНА. А вот это, зря! Ты ведь меня кинул!

ОН. Извините, сейчас я не понял.

ОНА. Обманул ты меня мерзавец! Это что же получается, я должна бросить к черту все свои дела, всю свою жизнь и как тут написано, ага …” заниматься ведением домашнего хозяйства. В частности: убирать жилплощадь заказчика, стирать, готовить утвержденные заказчиком блюда, только из экологически чистых продуктов…

ОН. У меня изжога от жирной пищи, а ГМО продукты это чистое убийство…

ОНА. Не перебивай, гаденыш! Далее…” закупать экологически чистые продукты одобренные… Ладно, опустим…  вот интересная деталь…артистически достоверно имитировать счастливую и полноценную половую жизнь, включая оргазм! Перед кем, хорек?!

ОН. Вероятнее всего… я почти уверен… нашу совместную жизнь, будут… слегка контролировать… но, только первое время. Не больше недели. Они потом упокоятся и если вы все правильно сделаете, они от станут… успокоятся…

ОНА. Уж лучше бы тут… (Трясет бумажками.) Был просто секс прописан, так нет, тебя на извращения потянуло…

ОН. Что вы, я бы не позволил себе такую вольность…

ОНА. Конечно ты тут не при чем, а какая- то лысая, злобная старуха будет стоять у меня над кроватью со свечкой и секундомером и будет замерять количество и уровень оргазмов! Это видимо нормально, по контракту твоему дурацкому?!

ОН. Да нет там ничего подобного! Перестаньте уже бегать и размахивать руками, вы испортите платье, а мне еще его возвращать в прокатную контору.

ОНА. А как тебе вот это? (С размаху падает на диван и несколько раз перекатывается по нему.) Жмот ботанический ! Вот, так…как тебе?! Ты у меня запомнишь эту свадьбу надолго! Навсегда!

ОН. Я уже понял. Может поэтому, мне никогда не хотелось  жениться.

ОНА. Так не надо было ввязываться в такие авантюры!

ОН. Правильно говорить – авантюру.

ОНА. Не зли меня…

ОН. Извините, я по привычке…

ОНА. По привычке, ты к нам в стрипклуб ходил 15 лет. Как на работу. Всегда такой вежливый… пожалуйста, будьте любезны… раздевайтесь медленнее… разрешите вас тут потрогать…

ОН. Извините…

ОНА. За что? Маньяк…извращенец…

ОН. Извините, но…

ОНА. Хотя, твои чаевые были просто королевскими и это без интима.

ОН. Конечно, в правилах клуба очень ясно прописан этот пункт.

ОНА. Профессор, а ты нормальный? Доктору давно показывался? За большие деньги клиенты пишут сами свои правила.

ОН. Лично я, ходил на танцевальный стриптиз, а не в публичный дом.

ОНА. Правильно, мы не проститутки и не шалавы какие- нибудь, но каждая из нас, после работы, могла сама выбирать – с кем, когда и за сколько…в свободное от работы время.

ОН. Это – скрытая проституция, извините…

ОНА. Дурак ты профессор, это свободный выбор, это – свободная страна.

ОН. Вы не понимаете, за деньги, подобный выбор… даже с натяжкой не тянет на хоть какие -нибудь приличия.

ОНА. Мы сейчас говорим о стриптизклубе или о консерватории? Ты сам-то думал о приличиях посещая такое заведение?

ОН. Это свободная страна…

ОНА. Вот как значит! Ты, сидя в зале с грудастой девкой на коленях – приличный гражданин, а я неприличная, грязная, распутная шлюха? Странная нестыковочка.

ОН. Я этого не говорил. Мы полемизировали о чувствах.

ОНА. Да если бы ты знал, у меня этих чувств выше крыши было. 24 часа в сутки. И недели не проходило, чтобы какой- нибудь озабоченный, в любви ко мне не признался.

ОН. Интересный факт. И что позвольте спросить, вы предпринимали в подобных случаях?

ОНА. Ничего.

ОН. Ну, а реагировали вы как, на…эти признания, в любви… к вам?

ОНА. Я же говорю, никак. Это же моя работа. А в рабочее время, нам эти…чувства, запрещены.

ОН. Но это же человеческие чувства…

ОНА. На которые мне, по правилам заведения кстати, предписано – глубоко плевать, понял? Иначе под натиском вашей клиентской любви, я бы и недели не продержалась.

ОН. Понимаю, это только бизнес.

ОНА. Правильно, это обычная работа. Ты знаешь сколько раз в месяц к нам приходили разгневанные жены и устраивали грандиозные скандалы. А это стресс, профессор. И какому дураку понравится такая  работа?

ОН. У каждого человека есть выбор. Вас никто не заставлял…

ОНА. Конечно, только  кто-то мучается, чем бы ему, паразиту богатенькому, заняться, что же такое интересненькое выбрать, а у кого-то только два пути – вперед в дерьмо или назад, но опять же, в дерьмо! Вот такая вот у людей, бывает работа, профессор. Почти у всех.

ОН. Мне моя работа, нравится.

ОНА. Это кем же ты так тяжело работаешь? Ты хоть кого спроси, считает ли он твою работу – настоящей работой?

ОН. Наука- это работа ! Я – филолог и это такая же работа как…как…

ОНА. Как что?

ОН. Как и любая другая!

ОНА. Ага, в червях под микроскопом копаться тоже самое что и грузовик водить или дом строить. Да?

ОН. Филология, никакого отношения к червям не имеет, это наука изучающая мертвые, древние языки…

ОНА. А ты на такой….работе, не надорвешься?

ОН. Я поражен, вы всерьез думаете, что работать можно только телом и конечностями?! Об умственной работе вы не слышали?

ОНА. Работать головой придумали хитрые лентяи, чтобы не напрягаться по жизни. Вот скажи, какая польза от твоих мертвецки дохлых, старых языков?

ОН. Наука чрезвычайно важна. Это – фундамент…хотя, я вижу, развивать эту тему бесполезно.

ОНА. И правильно, хватит по всякой ерунде языком чесать, вернемся к нашей проблеме. Договор наш, ни к черту не годится.

ОН. Хорошо, давайте все спокойно обсудим, что вас не устраивает. По пунктам.

ОНА. Бери ручку, записывай. “Новый договор”.

ОН. Нет, нет, старый договор подписан и остается в силе. Его надо выполнять, но мы можем внести, по обоюдному согласию, некоторые дополнения…

ОНА. Слушай, умник, пусть будут дополнения, изменения, но учти, я принце…пренцепи…в общем, я с о-очень многим не согласная.

ОН. Правильно говорить, не согласна.

ОНА. Опять ты свое, профессор?

ОН. Извините. А можно узнать, с чем вы конкретно не согласны?

ОНА. Начнем хотя бы вот с этого, вот, мелким шрифтом где…

ОН. Это необходимые уточнения, на случай форс мажора.

ОНА. Вот это место, объясняй обычным, нормальным языком. На какой еще случай?

ОН. На случай непредвиденных обстоятельств.

ОНА. Значит, весь этот дурдом со свадебным конвоем твоих ненормальных родственничков и есть твой…мажор?

ОН. Форс-мажор и означает, непредвиденные обстоятельства.

ОНА. Мы так, не договаривались.

ОН. Но договор подписан…

ОНА. Плевать я хотела на твои  обстоятельства. Я пошла тебе, хорек, на встречу, по старой дружбе, как постоянному клиенту…

ОН. Смею заметить, за весьма приличные деньги…

ОНА. Пусть даже за эти приличные деньги, но я не соглашалась вести неприличную жизнь с таким козлом!

ОН. Кто бы говорил о неприличностях…

ОНА. Ты на что, намекаешь? На то что я – шлюха?! Так вот, умник, я – артистка танцевального шоу! Я- не проститутка!

ОН. Ничего подобного я не имел ввиду. Как я и говорил ранее, в нашем договоре даже намеков нет на какие-либо секс услуги от вас как от проститутки… извините еще раз, от артистки танцевального коллектива.

ОНА. Тогда что вот это – ” исполнять супружеские обязанности по ведению домашнего хозяйства”?

ОН. Обычная домашняя работа: уборка, стирка, приготовление еды…никакого …секса. Смотрите сами.

ОНА. Хорошо, с интимом разобрались, а с остальным что делать? Уточни, наш брак –  фиктивный?

ОН. Безусловно.

ОНА. Тогда ишачить по хозяйству, я тоже буду фиктивно, правильно?

ОН. Вы нивелируете все наши договоренности!

ОНА. Бла-бла-бла, абракадабра!

ОН. Если вы будете настолько фиктивно относиться к нашему браку, нам никто не поверит. Это-катастрофа!

ОНА. Ты меня не путай! Оплачивается только фиктивный брак, не настоящий ! Остальное мне по барабану! Найми экономку, она тебе и готовить и стирать будет. По настоящему, не фиктивно.

ОН. Не могу. Меня обворовывали. Уже три раза…

ОНА. Я почему-то не удивлена.

ОН. Оставьте свой сарказм при себе. Это может случиться с каждым.

ОНА. Конечно. Только с такими как ты, это происходит на-а-а-много чаще.

ОН. Я не вижу ни какой причинно-следственной связи в ваших словах.

ОНА. Зато другие видят. Смотрят на тебя и видят.

ОН. И что же они, позвольте поинтересоваться, во мне такого необычного видят?

ОНА. Лоха видят. Ботаника. Такого не облапошить – себя не уважать!

ОН. Мне надоели ваши постоянные оскорбления.

ОНА. Ой-ой-ой, какие мы…ладно, ладно, проехали. Извини. Хорошую прислугу сейчас и с огнем не сыщешь.

ОН. Поэтому я и остановился на вашей достойной кандидатуре.

ОНА. Ну надо же, когда это я из проституток в достойнейшие выбилась ? Кстати, а что у меня еще и конкуренция была, типа конкурса что ли?

ОН. Нет, ваша кандидатура была единственной. У меня немного знакомых, среди женщин…

ОНА. Я не поняла, немного это сколько?

ОН. Одна. Только вы.

ОНА. Это меня уже пугает, профессор.

ОН. Поверьте, я и сам на грани нервного срыва. У меня был устоявшийся график домашнего быта. Я читал лекции, занимался исследованиями, меня уважают в ученом мире, любят студенты… у меня была тихая, счастливая жизнь и все это, в одночасье, рухнуло. Исчезло, пошло прахом…

ОНА. Понятно, а случилось-то что?

ОН. Случилась тетушка Джо.

ОНА. Ты хочешь чтобы я поверила в твой бред про бытовую изоляцию? Скажи уже правду, профессор, не зли меня!

ОН. Это кажется невероятной нелепицей…

ОНА. Еще как!

ОН. Но это правда. Я не совсем удачно распоряжаюсь своим бюджетом в области ведения домашнего хозяйства. Я – бытовой неудачник и для меня все это катастрофически реально!

ОНА. А меня можно было ввести в курс дела сразу, в полную версию, так сказать?

ОН. Я и не предполагал, что мой маленький обман вызовет столько недоверия и контроля.

ОНА. Так ты думал, что поставишь закорючку в мэрии, помашешь родственникам ручкой и все? Всем спасибо, все свободны!

ОН. Конечно. Вы наверное не знаете о неприкосновенности личной жизни, всего что связано…

ОНА. После свадьбы, профессор, количество контролирующих тебя увеличивается минимум вдвое.

ОН. Но как же?

ОНА. А сторону невесты ты не учитываешь? С этой стороны ты тоже круглосуточно, будешь как под микроскопом. Даже когда никого из них не будет рядом и ты думаешь, что свободен, ты ошибаешься. Делать что захочешь, опять же, не получится.

ОН. У вас тоже много родственников? Вы мне не говорили…

ОНА. А ты спрашивал?

ОН. Извините, не было нужды. И большая  у вас родня?

ОНА. Нет никого. Но могла бы быть!

ОН. Непонятно. Изначально, мама и папа были? Или есть? Извините.

ОНА. Ну не появилась же я из пустоты? Были конечно. Сейчас не знаю. Если тебя находят на ступеньках приюта с запиской ” извините”, вряд ли ты узнаешь, кто они, где они и люди ли они вообще.

ОН. Извините.

ОНА. Ненавижу это слово. С детства не люблю. На всю жизнь.

ОН. Простите, не знал.

ОНА. Ладно, проехали.

ОН. Тогда откуда такие глубокие познания о семейных отношениях? Или вы были когда-то замужем?

ОНА. Ни разу, но я много лет проработала в женском коллективе.

ОН. Очень слабые аргументы.

ОНА. У нас, в коллективе, было очень много замужних и между прочим счастливых в браке. Мы много общались и у меня есть знания о семейных отношениях.

ОН. Это только чистая теория.

ОНА. Кто бы говорил! У самого-то, глубокий вакуум и практике и в теории.

ОН. Я гляжу вам тоже как-то не очень повезло влиться в коллектив замужних…коллег.

ОНА. Ну ты же на мне женился.

ОН. Извините, это было чисто деловое соглашение и на определенный срок.

ОНА. Ну и чем это отличается от обычной свадьбы.

ОН. Отсутствием чувств, любви, если угодно.

ОНА. Профессор, ты может и умный человек среди книжных червей, но по жизни ты полный дурак! Да каждый второй брак заключается по каким угодно причинам и любовью там даже не пахнет!

ОН. Вот поэтому я и выбрал идеальный вариант – фиктивный брак, для статуса.

ОНА. (Подходит к окну).А вот эти, счастливые зомби под твоими окнами, тоже – фикция? Уроды, страшные какие-то… одна тетка сумасшедшая чего стоит. (Кричит в окно.)Что вам надо?! Что тебе нужно старая ведьма?!

ОН. Не надо так. Они хотят убедиться , что со мной все в порядке .

ОНА. Бред какой-то…

ОН. Перестаньте, они волнуются, чтобы никто не сбежал.

ОНА. Дурдом!

ОН. Мой дядя, по материнской линии, был в похожей ситуации. Тогда были распространены договорные браки. Так вот, после свадебной церемонии, сначала сбежала невеста. Ее поймали и вернули. Пришлось ее даже к кровати привязывать, но потом из спальни новобрачных сбежал и сам жених.

ОНА. То есть у вас в семье не один ты ненормальный.

ОН. Моего дядю, тогда быстро нашли. Неделю их караулили.

ОНА. И что в итоге?

ОН. Все отлично. Уже 17 лет живут душа в душу. Трое детей.

ОНА. Ты хочешь сказать, что твои зомбородственники, будут караулить нас целую неделю, пока мы не тут не создадим крепкую семью?

ОН. Я уверен, что до такого не дойдет. У меня есть план. Он очень простой и действенный.

ОНА. Уже верится с трудом.

ОН. Для начала, мы должны…слегка раздеться…частично…

ОНА. Уже интересно.

ОН. Выйти на балкон.

ОНА. Голыми?

ОН. Нет, что вы, можно в пижамах…вы, вероятно, в пеньюаре…

ОНА. И станцевать им стриптиз. Вдвоем.

ОН. Думаю это будет излишним. Достаточно, просто обняться. Хотя, эффектнее всего было бы поцеловаться и помахать им рукой.

ОНА. Понятно, типа дать им понять, что все в порядке?

ОН. Вы все прекрасно поняли. Им нужен только знак.

ОНА. Угу, мол идите вы все! Не мешайте жить, уроды! Мы тут трахаемся, а вы, нам мешаете! Так?

ОН. Ну не буквально так конечно, но в принципе, да…

ОНА. Сразу, нет.

ОН. У нас нет другого выхода.

ОНА. Неправильно. Их полно. Например, я скину тебя с балкона и пока твои родственнички будут соскребать тебя с асфальта я спокойно выйду через дверь. Или…

ОН. Зачем так все усложнять. Вам не приходила в голову мысль, что нам надо просто успокоить мою родню.

ОНА. Нет. Это нужнее только тебе.

ОН. В данном случае и вы тоже, заинтересованное лицо. Другого выхода нет. И только потом, я выплачу вам положенное вознаграждение. Конечно нам придется какое-то время иногда встречаться, для поддержания легенды. В последствии мы тихо и мирно разведемся. Статус-кво будет восстановлен.

ОНА. Слушай, у меня тоже есть план и он гораздо проще. Ты сейчас отдаешь мне  честно заработанные деньги и я отсюда сваливаю. Ты же остаешься со своим статусом-кво, целым и невредимым. Обещаю.

ОН. Поймите, вам не удастся проскочить незамеченной.

ОНА. Уже темнеет и твой караул по любому устанет. А утром мы встретимся с тобой у мэрии и цивилизованно подпишем все бумаги о разводе. Все честно?

ОН. Нет, в нашем  контракте есть еще маленькие нюансы…

ОНА. Мне плевать! Деньги на бочку!

ОН. Вы невыносимы! Неужели мне не удастся вас переубедить?

ОНА. Угадал.

ОН. Это ваше окончательное решение или мы еще можем попытаться достичь консенсуса?

ОНА. Я не знаю что это значит, но вряд ли ошибусь, и скажу  – нет! Пошел к черту со своим …сенсусом! Деньги давай!

ОН. Я сдаюсь. Возьмите ваши не отработанные деньги и как пострадавшая сторона, смею заметить, я не получил того что хотел, я…разочарован.

ОНА. (Берет у него деньги и засовывает куда-то в глубины свадебного платья). Мне – плевать! Я тоже разочарована! Так что, иди к дьяволу, профессор!

ОН. Не могу удержаться и пожалуй отвечу вам тем же. Идите к черту тоже!

ОНА. Значит мы квиты.

ОН. Позвольте поинтересоваться, как вы проскользнете мимо моих …зомбородственников? А они ведь люди не простые, можно сказать кровожадные. Одна тетушка Джо чего стоит, с вот таким ножом. Помните?

ОНА. А у тебя какой адрес, ботаник?

ОН. Цветочный бульвар, дом 17 квартира 33. Почему вас заинтересовал мой адрес только сейчас? Это как-то может помочь вам, в данной ситуации?

ОНА. Да и очень. Куда выходят эти окна?

ОН. Я заинтригован. Зачем вам это именно сейчас?

ОНА. Профессор, не зли меня!

ОН. Из этих окон чудесный вид на большой сквер, с французскими платанами.

ОНА. Спасибо, это тоже очень кстати. (Берет телефон и начинает звонить.)  Алло, служба спасения? Помогите, у меня в квартире пожар и по-моему очень сильно пахнет газом. Да…это невозможно! Я не могу покинуть помещение! Дверь заклинило…да…

ОН. Прекратите! Какой пожар?! (Пытается вырвать у нее телефонную трубку).

ОНА. Я стою на балконе. Ориентируйтесь на сквер…растут платаны…цветочный бульвар 17 квартира 33.

ОН. (Кричит в телефонную трубку). Не верьте ей! Это обман! Провокация! У нас все нормально!

Она. Торопитесь пожалуйста я уже теряю сознание.

ОН. Немедленно отдайте мне телефон!

ОНА. Да пожалуйста. (Выдирает шнур и протягивает ему телефон).

ОН. Это – возмутительно! Вам не поздоровится! Это – преступление! Вас посадят за решетку!

ОНА. Мне не поздоровится, если я спущусь в одиночку, прямо в лапы твоих родственников-кретинов, а так меня спасет и вынесет на сильных, мускулистых руках красавец пожарный. И под звуки сирены увезут на свободу, понял? (Подходит к балкону и машет рукой.) Эй, уроды! Привет всем! Вот вам! (Показывает неприличный жест).

ОН. Я сделал все что мог, тетя. Видимо, семейная жизнь мне противопоказана… (Звучит пожарная сирена, подъезжают пожарные автомобили).

ОНА. Я здесь, спасите-помогите! (Выбегает на балкон.) Встретимся утром, в 10 часов, у мэрии. Это тебе за телефон. (Бросает одну купюру на стол.) Разводиться будем, погорелец!

 

                                                   2   ДЕЙСТВИЕ

                                                          2 сцена.

Та же гостиная. Толчком открывается дверь и в помещение кто-то вталкивает упирающегося жениха.

ОН. Это возмутительно! Нет, это просто смешно! Я имею полное право на личную жизнь! Что?….Послушайте, тетушка Джо, я уже взрослый. Давно между прочим. Мне 53 года. Да! Хочу – женюсь, хочу – разведусь! И тогда , когда мне, слышите, мне будет угодно…что, не расслышал? Да, я принимал витамины…да, запивал кипяченой водой…да причем здесь это?! Вы не можете со мной вот так поступать! Я, профессор, я уже не сопливый мальчик, у меня студенты, лекции, у меня в конце концов большой авторитет в научном мире! Откройте немедленно! Нельзя против воли заставить полюбить кого либо, тем более женить. Я могу все объяснить. Да я вообще, ее не люблю, это ошибка!

(Дверь опять внезапно распахивается и в помещение вталкивают сбежавшую невесту. Она уже не в свадебном платье, на ней короткое платье, но оно сильно запачкано и разорвано. Под глазом у нее огромный синяк. Под мышкой зажато свернутое свадебное платье).

ОНА. Взаимно, муженек! Твои визги были слышны еще на улице. Вот интересно, а зачем же ты ходил столько лет, именно на мои выступления? Уж не думала, что я так противна тебе.

ОН. Добрый день…а  вы как…тут? Вы же должны быть в мэрии?

ОНА. А я и была там. Ровно в 10, как и договаривались. Только я не увидела тебя там, ни в 10, ни в 10.23…

ОН. Я не нарушаю своих обещаний…я могу все объяснить.

ОНА. Мои часы говорят обратное, ботаник. Вот, смотри.

ОН. Ваши часы  разбиты.

ОНА. Ой, неужели?! Гляди, стрелки так и впечатались в циферблат. Ровно 10 часов и 23 сраных минуты!

ОН. Да что не так с этим временем?

ОНА. Все не так! Аккурат в 10.23, меня повязала твоя сумасшедшая банда и отконвоировала сюда. Если бы ты, хорек, пришел вовремя, то в 10.15 мы бы уже свободными были, но тебя , трус, там не было!

ОН. А вам не приходило в голову, что я просто не имел возможности прийти туда?

ОНА. Нет, такая мысль меня не посетила и я просто подумала, что ты струсил.

ОН. Я же сказал, у меня не было возможности. Возникли непреодолимые обстоятельства.

ОНА. И ты непреодолимо струсил, да?

ОН. Нет. Меня остановили еще в подъезде.

ОНА. И ты не придумал ничего лучшего, как вернуться обратно в свою крысиную нору?

ОН. Ваш сарказм не уместен. Я…сопротивлялся, но мне, в грубой форме, не позволили выйти.

ОНА. Ну надо же, просто рыцарь…в испачканных доспехах.

ОН. Я вижу вы тоже, не в лучшей форме.

ОНА. Пустяки, компенсация покроет все издержки.

ОН. Какая еще компенсация?

ОНА. Денежная. С тебя 2 сотни за платье и 3 сотни за синяк под глазом.

ОН. Откуда такие сумасшедшие расценки?

ОНА. Ты прав, платье было так себе. Хватит и одной сотни,  вторую приплюсуем к синяку.

ОН. Но это ничего не меняет! Это форменный шантаж!

ОНА. Все претензии к твоим ненормальным родственникам.

ОН. Мне как-то не хорошо…я пожалуй прилягу…

ОНА. Вот уж не знала, что ты такой жадный. На чаевые ты мне никогда не скупился…

ОН. Это абсолютно разные вещи! К слову, мне действительно дурно, голова болит и слегка мутит.

ОНА. Дай посмотрю. (Осматривает ему голову.) Ну есть небольшая шишка. Я сейчас угадаю…тетушка Джо, да?

ОН. У нее тяжелая рука.

ОНА. Ей 90! Не позорься!

ОН. Если быть точным, то – 93.

ОНА. Тем более, профессор. Даже у  терминатора, в таком возрасте песок сыплется!

ОН. Вы не понимаете, она руководила бригадой грузчиков в порту.

ОНА. И что? Я в молодости тоже была ого-го!

ОН. Она до сих пор там работает.

ОНА. Не семья , а одни монстры! Подожди, я сейчас. (Уходит на кухню и приносит сковородку).

ОН. Зачем это? У меня болит голова, но не настолько…

ОНА. Хватит истерить! Это единственное из лекарственных препаратов у тебя в аптечке.

ОН. Достаточно одной таблетки аспирина. У меня точно где-то был аспирин.

ОНА. Он просрочен. Держи вот, приложи к шишке. Скоро все пройдет.

ОН. А это точно поможет?

ОНА. Не совсем. Тут необходимо комплексное лечение. Без обезболивающего не обойтись.

ОН. Нужен наркоз?

ОНА. Нужен штопор. (Достает бутылку вина из свернутого свадебного платья.) Хотела развод отпраздновать, но раз такой экстренный случай…где бокалы, профессор, будем лечиться.

ОН. У меня только один, на журнальном столике.

ОНА. Я вижу ты не очень гостеприимен. В одиночку пьешь? Это плохо.

ОН. Я вообще не пью. Ну, разве что, в исключительных случаях…иногда, бокал шампанского…

ОНА. Это клиника, профессор. Меня это – пугает. Ты знаешь, что воздержание от всех прелестей жизни приводит  к скучной, серой смерти, после такой же унылой жизни.

ОН. А меня пугает ваша варварская философия.

ОНА. Будем лечиться или языком трепать?

ОН. Лечиться.

Она. Тогда, начнем с детской дозы, в пол бокала.

 

                                                            3  сцена.

 

На журнальном столике стоит пустая бутылка, он и она изрядно на веселе. У нее в руках пустой бокал, у него чайная чашка.

ОНА. Ну что, стало легче?

ОН. Ничего не болит и меня прекрасное настроение.

ОНА. Поздравляю, курс лечения благополучно завершен. Сейчас бы самое время приступить к празднованию, но…лекарство кончилось.

ОН. Вы хотели отпраздновать мое выздоровление? Право не стоило так волноваться…

ОНА. Не обольщайся, должны были отмечать развод, но обстоятельства против нас.

ОН. Вы имеете ввиду отсутствие спиртного?

ОНА. Такие мелочи, меня никогда не останавливали. Тем более если надо отметить какое-то важное событие.

ОН. Вы еще твердо намерены праздновать развод?

ОНА. Если бы. Свадьбу естественно, мы же с тобой все еще женаты.

ОН. Ах, да…за такие обстоятельства надо выпить…

ОНА. Увы, нечего.

ОН. У меня, в холодильнике есть бутылка шампанского.

ОНА. (Достает из холодильника шампанское). Тоже ничего. Празднично, хотя я сейчас выпила бы чего покрепче. (Открывает бутылку и наливает).

ОН. Тост?

ОНА. За обстоятельства!

ОН. Свадебные.

ОНА. За свадебные обстоятельства!

ОН. Вашего покорного слуги и Огненной Лолы …

ОНА. Кого?

ОН. Вас.

ОНА. Огненная Лола, мой сценический псевдоним. Ну ты даешь, профессор….меня зовут Элен.

ОН. Очень приятно. Какое красивое имя.

ОНА. Профессор, в мэрии, во время церемонии, называли мое имя, ты что не помнишь?

ОН. Извините, я был очень возбужден…все как в тумане…

ОНА. То есть ты всерьез думал, что женишься на Огненной Лоле?

ОН. Я так долго знал вас именно так. И потом, я не думал что эта информация будет столь существенна. Наш брак должен быть простой , фиктивной формальностью. Извините…

ОНА. Ты меня удивляешь, профессор. Огненная Лола…ну надо же. Ладно, давай выпьем!

ОН. Минуточку, дорогая Элен. А как зовут меня, вашего, пусть и фиктивного, но все же  мужа?

ЭЛЕН. Ты же это несерьезно, милый? Это ведь для нас…не важно. Правда?

ОН. И все же я настаиваю.

ЭЛЕН. Ну…я…да что ты…зачем все усложнять, дорогой…это все твоя сумасшедшая бабка! Она постоянно колола мой зад своим чертовым ножом! Я не могла сосредоточиться!

ОН. Элен, я 15 лет ходил на все твои выступления, два раза в неделю!

ЭЛЕН. И что? На меня сотни, может даже тысячи мужиков пялились, я что должна была знать их имена, фамилии? Знаешь, ты тоже, столько лет знал меня как Лолу!

ОН. Пятнадцать лет подряд, второй столик у самой сцены был зарезервирован только для меня. Полтора десятка лет! Этого нельзя было не заметить! Меня все знали. Администратор, охранник, бармен…

ЭЛЕН. А у тебя что, на груди табличка с паспортными данными висела? Как к тебе обращались? По имени хоть кто-нибудь называл?

ОН. Я подписывал чеки, когда не хватало наличности, на них были мое имя и фамилия. Ты тоже могла бы обратить внимание на столь щедрого спонсора!

ЭЛЕН. Я тебя умоляю, многие выписывали чеки. Мы вообще всех посетителей звали одинаково – “красавчик”, “ковбой”, ” милый”…

ОН. Так значит…

ЭЛЕН. Да, и увы, инкогнито клиента, для нас закон. Нет, конечно мы знали некоторых…мэра, начальника полиции…

ОН. Так…так ты меня совсем не замечала?

ЭЛЕН. Ну что ты, я знала и всегда ждала того милого красавчика, то есть тебя. Столик номер 2 ! Это же ты !Только за этим столиком были такие потрясающие чаевые. Уверяю, тебя знали все! Мне даже завидовали, интриги плели против…

ОН. Чарли.

ЭЛЕН. Нет, против меня. Жуткие интриги. Какой еще Чарли?

ОН. Мое полное имя – Чарльз. Можно – Чарли.

ЭЛЕН. Ну вот и познакомились.

ЧАРЛИ. 15 лет…

ЭЛЕН. Ну хватит…кто тебе мешал подойти ко мне, после работы и познакомиться поближе. Сам виноват.

Чарли. Вы мне нравились…

ЭЛЕН.  Тем более.

ЧАРЛИ. Очень нравились. Я был даже влюблен в вас.

ЭЛЕН. Ого! А сейчас?

ЧАРЛИ. Ничего не изменилось.

ЭЛЕН. Это признание в любви, что-ли?

ЧАРЛИ. Если вам угодно.

ЭЛЕН. Еще как! Мне знаешь ли, еще никто в жизни не признавался так в любви.

ЧАРЛИ. А как же те сотни мужиков, которые восторгались вами…вашими…достоинствами?

ЭЛЕН. Так в этих козлиных восторгах и намека на любовь не было, одна похоть. Это же стриптиз – бар Чарли, нормальные человеческие  чувства остаются у входа, в гардеробе. Кому нужна шлюха в законные жены?

ЧАРЛИ. Вы артистка танцевального шоу…

ЭЛЕН. Спасибо милый, но это общественного мнения не меняет. Так ты насчет этого, признания в любви, серьезно или это также фиктивно,  как и наш брак?

ЧАРЛИ. Вы хотите знать правду?

ЭЛЕН. Слушай, а давай лучше соври! Нет, еще лучше ничего не говори. Давай выпьем шампанского!

ЧАРЛИ. За что?

ЭЛЕН. За любовь, конечно.

ЧАРЛИ. Но….

ЭЛЕН. Каждый за свою. Устраивает?

ЧАРЛИ. Вполне. (Выпивают).

ЭЛЕН. Странная ситуация случается с нашей совместной жизнью…

ЧАРЛИ. Правильно говорить – “выходит”.

ЭЛЕН. Без разницы, если в итоге, и выходит и случается одно лишь дерьмо. Нам сейчас, нужно придумать, как из этого всего вылезти и не очень перепачкаться.

ЧАРЛИ. Если придерживаться нашего контракта, мы вполне можем восстановить статус-кво. Статус-кво, это…

ЭЛЕН. Я помню, ты уже говорил. Насчет контракта я согласна, но все равно придется вносить туда некоторые дополнения. Ты ведь тоже не ожидал такой прыти от своей…родни.

ЧАРЛИ. Это точно, они меня удивили.

ЭЛЕН. Предлагаю изображать счастливую супружескую пару, ну скажем, три раза в неделю. Думаю этого вполне достаточно. Мы ведь люди занятые, взрослые, у каждого есть своя работа.

ЧАРЛИ. Согласен. Три раза в неделю – отлично. Более чем! Хотя, некоторые мои знакомые, считают и один раз в неделю большой роскошью.

ЭЛЕН. Они – импотенты.

ЧАРЛИ. Отнюдь. Самые обычные счастливые семьи.

ЭЛЕН. Не буду спорить, замужем не была. Не знаю.

ЧАРЛИ. В связи с этим щекотливым вопросом, у нас еще одна проблема, что делать с ночным отрезком времени?

ЭЛЕН. Ну не будут же они у нас в спальне свечку держать.

ЧАРЛИ. Не думаю, что дойдет до этого, но ваше частое отсутствие, по вечерам, может быть превратно истолковано.

ЭЛЕН. Ты же знаешь, у меня работа, как раз в вечерние и ночные часы. Чарли, а твои родственники знают кто я? Где работаю? Они в курсе, что это…ночное, развлекательное, заведение?

ЧАРЛИ. Они в курсе.

ЭЛЕН. И что?

ЧАРЛИ. Ну…после церемонии, я им сказал, что вы…как-бы бросили это занятие и уволились из этого…места.

ЭЛЕН. Интересный ход! А кто тебе давал такое право?! Чарли, мы на такое не договаривались! Кстати, почему это моя работа хуже чьей-то…даже вот…твоей?

ЧАРЛИ. Ну вы сравнили. Я занимаюсь наукой…в конце концов я – профессор. У меня, на минуточку, серьезные исследования…

ЭЛЕН. Вот значит как?! А все остальные вокруг – черви ничтожные! Если ты такой чистоплюй, зачем было ходить 15 лет к шлюхам? Запачкаться не боялся?

ЧАРЛИ. Я ни в коей мере…я вообще не считаю вас ничтожными или продажными…

ЭЛЕН. Шлюхами.

ЧАРЛИ. Это вовсе не так. Я ведь хотел как лучше…хотел помочь вам …ну, в первую очередь себе конечно, но и вам ведь…тоже?

ЭЛЕН. Какой благодетель! Давай-ка восстановим цепь событий. Это ты пришел ко мне с просьбой…

ЧАРЛИ. С заманчивым предложением.

ЭЛЕН. …выйти за тебя замуж. Фиктивно. Дабы уладить свои семейные проблемы. Так?

ЧАРЛИ. За очень хорошее вознаграждение.

ЭЛЕН. Не надо столько повторять, я поняла уже, даром можно только в луну плевать. Так вот, проблемы были у тебя и я, благородно, согласилась тебе, помочь.

ЧАРЛИ. И я за это вам безмерно благодарен.

ЭЛЕН. Интересно зачем ты тогда вообще пришел с такой просьбой в …вертеп греха и порока? Нашел бы чистую, воспитанную женщину, чтобы не стыдиться потом своего выбора перед людьми.

ЧАРЛИ. Если вы помните, у меня с обычными женщинами…ну, то есть с нормальными…извините, с теми кто не за деньги, не получается…в смысле общения, контактов…

ЭЛЕН. Похоже ты больной на всю голову!

ЧАРЛИ. Я наверное, не совсем правильно выразился. Понимаете, женщины теряют интерес ко мне, уже на второй минуте разговора. Соответственно, шанс на продолжение знакомства весьма мал.

ЭЛЕН. И ты, решил подкатить к типа стопроцентно испорченной, ущербной женщине, чтобы уже наверняка не получить отказа. Конечно, такие бабы еще и благодарны будут за возможность жить нормальной, семейной жизнью, да?

ЧАРЛИ. Элен, вы неправильно расставили акценты. Ваш статус действительно облегчил мне решение задачи, но я обратился именно к вам еще и потому, что вы давно и безнадежно мне нравитесь.

ЭЛЕН. Я многим нравлюсь…

ЧАРЛИ. Но я один предложил вам руку и сердце.

ЭЛЕН. Фиктивно.

ЧАРЛИ. Уверяю вас, для меня и это очень серьезное решение. Я просто не готов к серьезным отношениям.

ЭЛЕН. Ты обычный трус, Чарли и время таких не лечит.

ЧАРЛИ. Может и так, но я не виноват. Знаете, меня начали сватать с 17 лет. Подбор невест шел непрерывно. У нас в родне очень развит институт брака. Все успешно создают семьи, рожают детей, воспитывают…

ЭЛЕН. А ты стало быть – заноза в заднице клана. Паршивая овца.

ЧАРЛИ. Можно и так сказать. В общем, два-три раза в квартал меня водили на смотрины. И видимо, за столько лет у меня выработался какой-то иммунитет, это наверное аллергия на супружескую жизнь. Меня приводит в ужас одна только мысль, что делать, о чем говорить…это же круглосуточный стресс.

ЭЛЕН. Беда с тобой, Чарли. При таком подходе мы бы давно  все вымерли, как динозавры. А такие умники как ты, вымрут первыми. Они начинают долго и нудно думать, анализировать, что, да как…ой, я должен просчитать все возможные варианты…а как надо действовать, иначе так и  останешься …одинокой, старой, никому не нужной…

ЧАРЛИ. Вы сейчас про кого?

ЭЛЕН. Неважно, вернемся лучше к нашему контракту. Так что будем делать с нашей ночной жизнью?

ЧАРЛИ. Можно спать в разных комнатах.

ЭЛЕН. Я не об этом, хотя это и не маловажно. У меня большая загрузка, на основной работе. Не могу же я ее бросить.

ЧАРЛИ. Мы могли бы прийти к разумному соглашению и по разумной цене.

ЭЛЕН. Чарли, это тебе выльется в очередную кругленькую сумму.

ЧАРЛИ. Элен, я же знаю, вы давно не выступаете с номерами на сцене. Мне кажется у вас сейчас гораздо больше свободного времени, чем у тех, которые на танцполе.

ЭЛЕН. Да, возраст уже не тот…

ЧАРЛИ. Конечно…

ЭЛЕН. Ты что несешь?! Что за грязные намеки даме на ее возраст! Я не поняла!

ЧАРЛИ. Элен, вы шикарная женщина! В полном расцвете. Я только имел ввиду вашу загруженность по работе. Вы могли бы жить у меня и продолжать, иногда, ходить на работу.

ЭЛЕН. Я – администратор клуба. Как можно, иногда, следить за порядком, питанием своих девочек, за их гигиеной, здоровьем и чистотой в клубе. Хоть разочек расслабься и все – бардак и разруха! А там и до криминала рукой подать. И все, клуб закрыт, девчонки на обочине, я в картонной коробке под мостом. Я не могу потерять эту работу, Чарли. Я больше ничего не умею.

ЧАРЛИ. Поэтому я и предлагаю вам такую же, равноценную работу. Администратором. Только для одного человека и за совсем другие деньги. Назовем это администрированием семейной жизни.

ЭЛЕН. Ну, не знаю. Интересный расклад. А как же мое место в клубе? Контракт наш закончится и куда я вернусь? Место тю-тю, занято.

ЧАРЛИ. Если мы уж вносим изменения в контракт, то я предлагаю внести туда пункт на ваше администрирование без конечного срока. С полным социальным пакетом.

ЭЛЕН. Без интима?

ЧАРЛИ. Конечно! Как вам будет угодно.

ЭЛЕН. Тогда впишем – интим по договоренности. Мало ли что…

ЧАРЛИ. Ну, если вы настаиваете…

ЭЛЕН. Правда эти условия все больше начинают смахивать на обычную супружескую жизнь. Не находишь?

ЧАРЛИ. Не надо забывать, что наш брак все таки фиктивный.

ЭЛЕН. А кто об этом знает? Для всех мы будем нормальной супружеской парой.

ЧАРЛИ. Мы знаем. Для нас в этом союзе, важна степень свободы. Мы же взрослые, интеллигентные люди, мы знаем рамки …

ЭЛЕН. Конечно, все так говорят. А потом эти рамки приличия в упор не видят. Я живу в гримерке, в клубе и чтобы просто пройти в туалет, приходится пробираться между столиков в зале. Пока дойдешь пописать, тебя десять раз облапают и обслюнявят.

ЧАРЛИ. У меня, две комнаты, гостиная и кабинет.

ЭЛЕН. И я могу занять любую?

ЧАРЛИ. Кроме кабинета. Там все равно очень тесно, много книг…

ЭЛЕН. Я хочу комнату с окнами на улицу.

ЧАРЛИ . Здесь все комнаты с видом на улицу. Одна с видом на парк, окна другой выходят на площадь с тремя фонтанами.

ЭЛЕН. Это тот парк с платанами и жасминовой аллеей?

ЧАРЛИ. Да. Там еще недавно, разбили четыре огромных клумбы с розами.

ЭЛЕН. Боже мой! А из другой видно все три фонтана? С голубями и старушками в дурацких милых шляпках?

ЧАРЛИ. Абсолютно верно.

ЭЛЕН. Боже, я ведь ничего не смогу выбрать.

ЧАРЛИ. Почему? Вас что-то не устраивает?

ЭЛЕН. С ума сошел! Оба варианта невыносимо прекрасны! Лучше ты помоги мне, скажи в какой комнате живешь ты и мне не нужно будет мучиться с выбором.

ЧАРЛИ. Ни в одной.

ЭЛЕН. Это как же?

ЧАРЛИ. Я работаю и сплю в кабинете.

ЭЛЕН. Зачем? У тебя же есть две больших, великолепных комнаты.

ЧАРЛИ. Я люблю свой кабинет. Мне там удобно. Там все что мне нужно – книги, рабочий стол, кресло, диван.

ЭЛЕН. Значит я могу жить в обоих комнатах?

ЧАРЛИ. На здоровье, но выбрать все равно что-то придется.

ЭЛЕН. Я буду жить в них по очереди. Через день. Можно?

ЧАРЛИ. Разумеется. Я не претендую ни на одну из них. Только одна просьба, не трогайте мои книги. Я привык, что они все лежат в нужных, отведенных для них местах.

ЭЛЕН. Вы имеете ввиду все эти пыльные бумажные лабиринты? Тут черт ногу сломит. Я могла бы хоть сложить их ровно, пыль вытереть…

ЧАРЛИ. Ну, если аккуратно…там есть очень редкие экземпляры.

ЭЛЕН. И что, ты читаешь все эти книги?

ЧАРЛИ. Я их уже прочитал. Все. И не один раз. Некоторые многократно.

ЭЛЕН. А зачем? Забываешь? Склероз?

ЧАРЛИ. Нет что вы, просто мысль выраженная в слове слишком многогранна и ее часто невозможно сразу осознать, переварить и запомнить. Обязательно надо перечитывать.

ЭЛЕН. Да у меня самой такое тоже часто бывает. Положишь помаду или тушь для ресниц на самое видное место, потом бац, нету их. Куда в суматохе засунула…и склероз нападает.

ЧАРЛИ. Элен, в ванной комнате, в шкафчике, есть новые зубные щетки, во всех комнатах, в мебельных шкафах есть постельное белье, полотенца. Обживайтесь.

ЭЛЕН. Спасибо, дорогой. Я быстро…а может ты кушать хочешь? Я посмотрю, что у тебя есть из запасов.

ЧАРЛИ. Вы не против, если я пойду в свой кабинет.

ЭЛЕН. Поработать?

ЧАРЛИ. Просто собраться с мыслями.

ЭЛЕН. Тогда встретимся в гостиной через два часа. Я соображу что-нибудь на обед.

 

                                                            4   сцена.

В гостиной идеальный порядок. Книги стоят на полках. Стол в гостиной накрыт к обеду. Посуда, столовые приборы. Из кухни выходит Элен с большим подносом.

 

ЭЛЕН. Чарли, дорогой, обед готов!

(Из кабинета осторожно выглядывает Чарли).

ЧАРЛИ. Обед? Какой обед?

ЭЛЕН. Лазанья, милый.

ЧАРЛИ. Откуда у меня, у нас…лазанья?

ЭЛЕН. И полбутылки шардоне.

ЧАРЛИ. Шардоне?

ЭЛЕН. У тебя полно всяких продуктов, просто они распиханы по всем углам . Жалко, сыр хороший пропал. Он лежал в духовке. Кстати, там же были и приличные запасы сахара.

ЧАРЛИ. Точно, духовка! Как же я забыл. Я ей никогда не пользуюсь и уже месяц пью чай и кофе без сахара. Почти привык…

ЭЛЕН. Еще я нашла бутылку виски 20 летней выдержки.

ЧАРЛИ. Да-да, припоминаю, мне ее презентовали на симпозиуме в Женеве. Там по-моему, еще что-то было…

ЭЛЕН. Все так и лежало в подарочном пакете, не распаковано. Гербарий бывших цветов и бывшего швейцарского шоколада. Знаешь, насчет виски за обедом, я подумала что, это будет как-то слишком…

ЧАРЛИ. Не беспокойтесь, я вообще не пью.

ЭЛЕН. Это не правильно, если бог придумал выпивку, он сделал это не просто так. Нужно только знать меру и время.

ЧАРЛИ. В таком случае, я бы выпил пару глотков вина. Позвольте вам предложить немного…шардоне?

ЭЛЕН. С удовольствием.

ЧАРЛИ. За что выпьем?

ЭЛЕН. За знакомство. Начнем с чистого листа.

ЧАРЛИ. Но мы же давно знаем друг друга.

ЭЛЕН. Ага, ты меня знал как – Огненную Лолу, а я тебя как – красавчика за вторым столиком.

ЧАРЛИ. Действительно, у нас все не как у людей.

ЭЛЕН. А я о чем, ни какой романтики. Ни первого свидания тебе, ни цветов , ни поцелуев. Сразу свадьба и жизнь женатиков.

ЧАРЛИ. Ну если начинать с чистого листа тогда, за знакомство! Позвольте представиться, Чарли.

ЭЛЕН. Элен. (Выпивают).

ЧАРЛИ. Безумно вкусно!

ЭЛЕН. Попробуй лазанью. (Едят).

ЧАРЛИ. Никогда не пробовал такой восхитительной лазаньи. Где вы так научились прекрасно готовить?

ЭЛЕН. Где же еще? Все там же. Особенно когда тебе спину прогрызают – “мама приготовь что-нибудь вкусненькое. Мама хотим яблочный пирог! Где взбитые сливки !”

ЧАРЛИ. Не знал что это входит в обязанности администратора.

ЭЛЕН. Вполне обычная забота о своих детях.

ЧАРЛИ. Все, я запутался. Вы называете своими детьми ваших подопечных танцовщиц из клуба или кого-то еще?

ЭЛЕН. На черта мне сдались эти кобылы у шеста. Я про своих говорю. У меня двое детей. А я не говорила?

ЧАРЛИ. Нет.

ЭЛЕН. Вот и сказала…

ЧАРЛИ. И где…они живут? С отцом?

ЭЛЕН. Если бы я знала кто их отцы!

ЧАРЛИ. Элен, а вы были когда-нибудь замужем?

ЭЛЕН. Официально нет.

ЧАРЛИ. Но дети есть?

ЭЛЕН. Чарли, чтобы завести детей, замуж выходить не обязательно.

ЧАРЛИ. А ваши дети…

ЭЛЕН. Мальчик и девочка.

ЧАРЛИ. …они тоже не знают кто их…папы?

ЭЛЕН. Чарли, если даже я не знаю, им то откуда…

ЧАРЛИ. Ну да, конечно. А где они? С кем сейчас?

ЭЛЕН. Они уже давно выросли, не беспокойся, не помешают.

ЧАРЛИ. Что вы, как можно? Дети не могут мешать…это же дети…

ЭЛЕН. Они учатся в институте, на умных, не то что их непутевая мать. Живут в общежитии для студентов, там же.

ЧАРЛИ. А как их зовут?

ЭЛЕН. Мари и Поль.

ЧАРЛИ. Чудесные имена. Удивительно. Какое странное ощущение…у меня еще и дети есть…

ЭЛЕН. У тебя нет детей, Чарли. Они только у меня, это я их родила.

ЧАРЛИ. Но ведь формально, вместе с вами, я получил в придачу и детей? Правильно?

ЭЛЕН. Ты совсем ненормальный? Неправильно все! Еще недавно тебя в дрожь бросало от одной только мысли о женитьбе, а теперь ты детей готов завести? Они уже совершеннолетние, Чарли. Их уже не удочеришь и не усыновишь…

ЧАРЛИ. Я чисто теоретически…

ЭЛЕН. Может тебе еще и тещу надо, до полного комплекта?

ЧАРЛИ. А у нас и теща есть?

ЭЛЕН. У нас , тещи нет. И не будет. Помнишь, я в интернате выросла. Родителей не знаю.

ЧАРЛИ. Печально…хотя может и к лучшему, вот у меня родни, чересчур! Просто через край! Неизвестно, что лучше!

ЭЛЕН. (Улыбнулась). Да уж, золотой середины никогда нет. В жизни всегда так, или шиш в кармане или по ноздри в счастье! Если бы у меня была такая родня, такая тетка…я бы  удавилась!

ЧАРЛИ. И не мечтайте, они бы вам ни за что не позволили такую роскошь. Только подумай о чем-нибудь недозволенном…они тут как тут.

ЭЛЕН. Обалдеть!

ЧАРЛИ. Я привык. Кстати, вам тоже надо потихоньку привыкать. Наш союз хоть и фиктивный, но для них-то он всерьез и надолго.

ЭЛЕН. Это мы еще посмотрим. Надо только инициативу перехватить мягко и незаметно…вставай Чарли, бери бутылку в руку. Пошли на балкон…обними меня…помаши тете ручкой. Улыбайся…так, отлично. Пошли обратно. Через часик повторим выход, закрепим результат.

ЧАРЛИ. Элен, можно спросить вас о личном?

ЭЛЕН. Валяй, но сначала перестань мне “выкать”. Обращайся на “ты”, мы ведь не чужие люди, пусть и не по настоящему. Ты нам всю легенду разрушишь своим “Вы”, понял?

ЧАРЛИ. Хорошо, как …тебе …будет угодно.

ЭЛЕН. Да спрашивай уже!

ЧАРЛИ. Отцы ва…твоих детей, знают о их существовании?

ЭЛЕН. Даже не догадываются. Это все было очень давно, по молодости, я тогда еще не умела говорить “нет”. У меня же не было такой свирепой тетки, как у тебя. Не кому было сказать, что хорошо, а что хорошо, но с плохими последствиями.

ЧАРЛИ. Но ты все же знаешь, кто они?

ЭЛЕН. Приблизительно…знаю. И что с того? Не могу же я заставить их всех пройти тест на отцовство. Да и зачем, дети ведь выросли…

ЧАРЛИ. Они имеют право знать…они, их ведь двое?

ЭЛЕН. Кого?

ЧАРЛИ. Отцов.

ЭЛЕН. Более – менее.

ЧАРЛИ. Как это понимать? Ближе к трем или к двум? Может вообще, один?

ЭЛЕН. Пять. Да, точно, пять.

ЧАРЛИ. А детей всего двое?!

ЭЛЕН. В том и проблема. Вычисли сейчас, тем более двух из пятерых уже нет.

ЧАРЛИ. А что с ними?

ЭЛЕН. Один в бегах, вот уже 10 лет. Финансами заправлял в строительной компании. Он украл слишком много, чтобы надеяться когда-нибудь вернуться. Можно крест ставить. Второго тоже надо вычеркнуть из списка отцов. Лет пять назад он сменил пол, женился…в смысле, вышел…вышла замуж.

ЧАРЛИ. Хорошо, но ведь трое оставшихся – мужчины?

ЭЛЕН. Которых я и не припомню. Знаю что это были акробаты из бродячего цирка. Братья. А что это был за цирк? Откуда? Акцент у них был какой-то странный. Может шведы?

ЧАРЛИ. Потрясающе.

ЭЛЕН. Чарли, отцы из них – плюнуть и растереть! Родители, это те кто вырастили, выкормили, выучили.

ЧАРЛИ. То есть, только ты, и за папу и за маму отдувалась.

ЭЛЕН. Не совсем. Благодаря тебе они выросли приличными, образованными людьми.

ЧАРЛИ. А я тут причем?

ЭЛЕН. Ты же мой самый преданный и щедрый спонсор за вторым столиком.

ЧАРЛИ. Только я ?

ЭЛЕН. Да, именно на твои чаевые, я 15 лет обеспечивала своих детей всем необходимым. Так что формально, ты им как отец.

ЧАРЛИ. Мне необходимо выпить. (Элен наливает ему в чашку из бутылки. Он выпивает).

ЭЛЕН. Что это ты так разволновался, папаша? К тебе никаких претензий, напротив, одни благодарности и респекты. Спасибо тебе.

ЧАРЛИ. Почему ты мне ничего не сказала? Я наверное мог бы еще помочь тебе и твоим детям.

ЭЛЕН. Как? Я уже семь лет, как ушла со сцены. А ты тогда тоже, перестал ходить к нам в клуб.

ЧАРЛИ. А на кого там еще смотреть? Ты была единственной королевой сцены.

ЭЛЕН. Спасибо…красавчик…то есть, Чарли. Знаешь, когда приходят счета за обучение, я иногда тоскую по сцене и твоим чаевым.

ЧАРЛИ. Боже, кто бы знал, как я скучаю по  твоим…выступлениям.

ЭЛЕН. Я знаю. И дня не проходит, чтобы я не вспомнила те славные деньки. Увы, красоту и молодость не вернуть…

ЧАРЛИ. Элен, для меня ты навсегда остаешься красивой, молодой и желанной. Я многое бы отдал, чтобы увидеть тебя вновь танцующую. Огненную Лолу в вихре страсти…

ЭЛЕН. Ты вогнал меня в краску. Я на секунду даже забыла о своем радикулите и одышке.

ЧАРЛИ. Извини.

ЭЛЕН. Перестань извиняться, действительно, я перестала выступать перед большим количеством зрителей. Но это не значит, что я не могу порадовать своего мужа…

ЧАРЛИ. Но я ведь…

ЭЛЕН.  Знаю, пусть и фиктивного мужа, но остающегося при этом моим самым преданным поклонником и кормильцем. Не мог бы ты уточнить, насколько много ты готов дать за возможность увидеть еще раз танец Огненной Лолы?

ЧАРЛИ. Я сейчас… минуточку…деньги не проблема…

ЭЛЕН. Перестань, Чарли, я пошутила.

ЧАРЛИ. Танца страсти не будет?

ЭЛЕН. Неужели ты думаешь, что я теперь буду брать с тебя деньги? Включи лучше хорошую танцевальную музыку и сядь поудобнее в это кресло. И подожди пару минут, мне надо вспомнить кое-что, настроиться…(Уходит в ванную комнату. Чарли быстро подходит к каминной полке, разгребает книги и достает небольшой музыкальный центр. Порывшись там же среди книг находит кассету и включает музыку. Поет Джо Кокер. Чарли садится на стул, ему не очень комфортно и он пересаживается в кресло. Вскакивает и приглушает свет, садится опять в кресло. Дверь ванной комнаты распахивается и выходит Элен. Она в банном халате. Кружась она выходит на середину комнаты и начинает танцевать. Скинув халат Элен остается кружевном нижнем белье. На ней надет еще короткий  кухонный фартук. Танцуя она приближается к Чарли).

ЧАРЛИ. Огненная Лола…(Тянется к ней руками и получает шлепок).

ЭЛЕН. Эй, красавчик, куда с пустыми руками!

ЧАРЛИ. Но, как же…Элен?

ЭЛЕН. Ой, прости, Чарли! Я ведь по привычке.

ЧАРЛИ. Это ты меня извини. Не удержался. Ты такая…восхитительно-обворожительная…

ЭЛЕН. Не извиняйся, это все портит. А вот как тебе это…(Элен извиваясь задирает ногу на подлокотник его кресла и ее внезапно заклинивает. Приступ радикулита).

ЧАРЛИ. Это сказочно…

ЭЛЕН. …это-больно! Я не могу пошевелиться, Чарли. О, боже мой! Сделай хоть что-нибудь, помоги мне!

ЧАРЛИ. Сейчас, минуточку, сейчас…(Пытается поднять ее за талию. Элен вскрикивает от боли).

ЭЛЕН. Осторожно! Возьми меня под спину. Ногу держи! О, боже! Так…опускай медленно в кресло. (Чарли выполняет указания и усаживает Элен в кресло. Нога так и остается задранной).

ЭЛЕН. Чарли, как там моя нога?

ЧАРЛИ. В высшей степени сексуальна.

ЭЛЕН. Дурак, ты можешь ее аккуратно выпрямить? Я уже не чувствую кончиков пальцев.

(Чарли неуверенно пытается выпрямить ногу Элен).

ЭЛЕН. Чарли, нога не фарфоровая. Хватит ее гладить. Выпрямляй уже!

ЧАРЛИ. Дорогая, сейчас могут возникнуть неприятные ощущения. Приготовься, я должен тебя больно ущипнуть, чтобы прошла судорога.

ЭЛЕН. Давай уже!  Я тебя сейчас ударю. Чарли! Если смогу…

(Чарли щипает ногу Элен и выпрямляя ее, теряет равновесие и заваливается на лежащую в кресле Элен).

ЭЛЕН. Чарли? Чарли, уже все в порядке, но неприятные ощущения усилились…

ЧАРЛИ. (Не вставая с Элен). Ты не чувствуешь ног?

ЭЛЕН. Нет, я задыхаюсь.

ЧАРЛИ. (Поднимаясь). Извини, я никогда не был в подобных ситуациях. Я не знаю, что дальше делать.

ЭЛЕН. Я бы не отказалась от глотка “Шардоне”. (Чарли наливает полный бокал вина, подает ей и выливает остатки бутылки в свою чашку.) Я выгляжу жалко?

ЧАРЛИ. Неправда! Ты красива при любых обстоятельствах!

ЭЛЕН. Спасибо, Чарли, но ты необъективен.

ЧАРЛИ. Это почему?

ЭЛЕН. Дорогой, ты ходил 15 лет только на мои выступления. Это уже не очень-то нормально.

ЧАРЛИ. То есть, если кто-то, ходит, как на работу в оперу или на балет это нормально, а если на танцевальное шоу в клуб, он псих конченный?

ЭЛЕН. Чарли, ты знаешь такие … разные ругательства?

ЧАРЛИ. Я – филолог, дорогая. Я изучаю разные слова и знаком со многими идиоматическими выражениями, многих языков и даже наречий.

ЭЛЕН. Какими выражениями?

ЧАРЛИ. Матерными. Ругательными словами и выражениями.

ЭЛЕН. Чарли, сравнение с балеринами конечно очень лестно, но это же не так?

ЧАРЛИ. Может быть, но они все проигрывают тебе в красоте… форм. У них же одна кожа да кости!

ЭЛЕН. И что, многие ходят на один и тот же балет?

ЧАРЛИ. Годами! Десятилетиями! Балет, это квинтэссенция искусства. И билетов, как правило всегда нет. Распродаются, как свежие пирожки.

ЭЛЕН. Извращенцы ! (Смеется).

ЧАРЛИ. Это всего лишь вопрос терминологии, но по существу, чрезмерное увлечение любым зрелищем, можно квалифицировать как маниакальный синдром.

ЭЛЕН. А попроще?

ЧАРЛИ. У каждого свои тараканы в голове. И зачастую в больших дозах.

ЭЛЕН. (Выпивает вино и потянувшись с пустым бокалом к столу кривится от боли). Что-то лекарство не помогает, и кресло какое-то неудобное…

ЧАРЛИ. Тебе необходим лечебный массаж. Для начала надо поместить тебя на ровную поверхность. На диван или кровать…

ЭЛЕН. Ты умеешь делать массаж?

ЧАРЛИ. Элен, у меня сидячая работа. Без массажа я бы каждый день, ползал бы по полу, как червяк. Мы с коллегами, вынуждены делать массаж друг другу.

ЭЛЕН. Я поняла. Делай свой массаж…только под коленками не надо. Я щекотки боюсь. (Чарли берет ее на руки и уносит в спальную).

(Голос Элен из спальни).Чарли…о, как хорошо! Ты просто бог массажа! Чарли? Вы что, делаете друг другу ТАКОЙ массаж?! На работе?! Чарли? Прекрати немедленно! О, Чарли…

 

                                                          5  сцена.

 

Элен гремит посудой на кухне.

ЭЛЕН. Чарли! Завтрак готов! Выходи, милый! (Выходит из кухни в гостиную с подносом. На ней большая мужская рубашка. На подносе стоит кофейник, чашки, тосты на тарелке и баночка меда.) Я нашла за книжной полкой, почти полную баночку меда. (Накрывает на стол. Из спальной комнаты выходит Чарли. Он выглядит безупречно. На нем смокинг и туфли).

ЭЛЕН. Ого! Ты всегда завтракаешь при полном параде, в смокинге и …туфлях?! Когда ты успел? Ты же пять минут назад спал, как убитый?

ЧАРЛИ. Доброе утро, дорогая. Это мой первый завтрак…в новом качестве, и я не знал, в чем будет уместнее появиться.

ЭЛЕН. Было бы достаточно и обычной пижамы, хотя твой выбор меня впечатлил…

ЧАРЛИ. Я учту…на будущее.

ЭЛЕН. Звучит обнадеживающе. (Оба садятся за стол. Завтракают).

ЧАРЛИ. Удивительно, я часто ем на завтрак тосты, а сейчас они какие-то …другие.

ЭЛЕН. Какие?

ЧАРЛИ. Восхитительные! Как ты их готовишь? Какой-то особый рецепт?

ЭЛЕН. Просто нарезала хлеб и засунула его в тостер.

ЧАРЛИ. Это все и никаких секретов?

ЭЛЕН. Ну, разве что…

ЧАРЛИ. Я был прав, что-то необычное в них есть!

ЭЛЕН. Не знаю, мне просто очень захотелось сделать тебе приятное.

ЧАРЛИ. Можно мне еще чашечку кофе?

ЭЛЕН. (Наливает ему из кофейника, берет свою чашку и подходит к окну). Чарли, посмотри в окно. Караул исчез.

Чарли. Интересно, как они узнали, что у нас…все наладилось? Ведь так?

ЭЛЕН. Ну не могли же они подглядывать? Здесь довольно таки высоко…

ЧАРЛИ. Это исключено, хотя меня эти мелочи уже не интересуют. Все разрешилось, как нельзя лучше! Мы свободны!

ЭЛЕН. И что ты намерен делать?

ЧАРЛИ. Наслаждаться жизнью, дорогая Элен. Мы победили! Мы вновь хозяева своей судьбы!

ЭЛЕН. И что это означает?

ЧАРЛИ. Все будет как и прежде, даже лучше. Статус-кво восстановлен! Ты разве не рада? Не надо больше притворяться!

ЭЛЕН. Я рада.

ЧАРЛИ. Дорогая, что-то не так?

ЭЛЕН. Все нормально. Я выполню все, что положено по контракту. Не волнуйся. Можешь рассчитывать на честность с моей стороны. Поздравляю с победой, Чарли.

ЧАРЛИ. При чем здесь наш контракт, Элен? Я действительно очень рад за нас. И я рад, за то что происходит между нами.

ЭЛЕН. А разве между нами есть что-то кроме контракта?

ЧАРЛИ. К черту контракт! К черту даже мою сумасшедшую родню! Ты понимаешь что это означает? Я уверен в этом!

ЭЛЕН. Ты сам-то себя понимаешь? Выражайся яснее, Чарли?

ЧАРЛИ. Элен, дорогая…выходи за меня замуж! Я предлагаю тебе свою руку и сердце!

ЭЛЕН. Чарли?

ЧАРЛИ. Элен, я не смогу принять отказа. Для меня это уже слишком.

ЭЛЕН. Я согласна.

ЧАРЛИ. Замечательно!

ЭЛЕН. Правда, есть одно “но”.

ЧАРЛИ. Я не понимаю, ты же согласилась…

ЭЛЕН. Мы уже женаты.

ЧАРЛИ. Я знаю, только сейчас я хочу это сделать по настоящему и без всяких дурацких контрактов! (Чарли подходит к книжному стеллажу и достает контракт. Он рвет его на мелкие кусочки.) К черту этот фиктивный брак! Надо сделать все правильно.

ЭЛЕН. Милый, а больше ничего и не надо делать. Теперь наш брак и так настоящий.

ЧАРЛИ. Нет-нет, я не дарил тебе цветов, я не дарил тебе кольца на помолвку. У меня есть чудесное кольцо моей матери, оно хранится у тетушки Джо. Я сейчас, я мигом. Никуда не уходи. (Чарли целует Элен и выходит из квартиры).

ЭЛЕН. Чарли, это не обязательно! Это сейчас не так уж и важно!

ЧАРЛИ. Еще как важно! (Уходит. Элен включает музыку и начинает убирать со стола завтрак, расставляет книги, вытирает пыль).

ЭЛЕН. (Звонит по телефону). Мари, скажи боссу, я увольняюсь. Уже уволилась. Замуж вышла. Да. Спасибо. Вещи заберу позже. Представляешь, у меня целых две комнаты! Огромные! Они мои. Из окон чудесный вид на парк и фонтаны. Спасибо, милая. Девочкам привет. Скажи им чтобы не забывали выключать горячую воду и пусть не бросают окурки в вазы с цветами…хорошо, спасибо. Целую.

(Через несколько минут возвращается Чарли. Он с потрепанным букетом в подавленном состоянии).

ЭЛЕН. Что с тобой? Все в порядке?

ЧАРЛИ. Не совсем.

ЭЛЕН. Да черт с ним, с этим кольцом! Что случилось?

ЧАРЛИ. Я забрал кольцо своей матери.

ЭЛЕН. Почему “забрал”? Кто-то был против?

ЧАРЛИ. Тетушка Джо и остальные. Они ушли. Они против.

ЭЛЕН. Против чего?

ЧАРЛИ. Против нашей свадьбы.

ЭЛЕН. Я не понимаю. После стольких усилий. Они же сами притащили нас и заперли тут. Как же ваше фамильное – “стерпится-слюбится”?

ЧАРЛИ. Не в этот раз.

ЭЛЕН. Почему?

ЧАРЛИ. Они узнали кое-что о тебе Элен.

ЭЛЕН. Что еще такого, они могли узнать? Чарли, ты ведь все им обо мне рассказал? Чарли? Или нет, Чарли?

ЧАРЛИ. Не совсем.

ЭЛЕН. Насколько не совсем?

ЧАРЛИ. Прости меня, я думал, тогда еще, ранее…брак фиктивный, зачем им все знать…они бы нервничали…

ЭЛЕН. Так вот почему караул под окнами испарился. Они узнали, что я шлюха?

ЧАРЛИ. Это не так! Ты замечательная. Ты – артистка танцевального шоу…это не правильно…

ЭЛЕН. Не надо, Чарли.

ЧАРЛИ. Да…примерно.

ЭЛЕН. Что сказала эта старая ведьма?

ЧАРЛИ. Я достоин лучшего…

ЭЛЕН. Ты тоже так думаешь?

ЧАРЛИ. Ну, я же вернулся…сюда.

ЭЛЕН. Это естественно, ты тут живешь. Ты не ответил на вопрос.

ЧАРЛИ. Почему всем так важны мои ответы? Почему я обязан четко и незамедлительно отвечать всем на интересующие их темы? Кто ответит на мои вопросы?

ЭЛЕН. Чарли?!

ЧАРЛИ. Я – трус.

ЭЛЕН. Я знаю.

ЧАРЛИ. Никто не знает. Всем плевать, что я умираю каждый раз, когда нужно делать выбор. Я привык, что кто-то рядом со мной, что кто-то всегда берет на себя эту неприятную обязанность. У меня не получается, Элен.

ЭЛЕН. А ты хоть раз в жизни пробовал сделать свой выбор? Поступить так как ты хочешь?

ЧАРЛИ. Мне страшно. Я привык…ты не понимаешь, так легче.

ЭЛЕН. Так или иначе, но тебе придется принять хоть какое-то решение. Самостоятельно.

ЧАРЛИ. Я люблю тебя, Элен. Я люблю свою сумасшедшую родню и…я боюсь.

ЭЛЕН. Я тоже люблю тебя, Чарли. (Встает и направляется ко входной двери).

ЧАРЛИ. Элен, прости! Зачем ты уходишь? Мы вместе обязательно что-нибудь придумаем! Я любил тебя очень долго и всегда буду любить! Мне очень трудно, Элен.

ЭЛЕН. Я знаю Чарли. (Уходит. Чарли мечется по гостиной, опрокидывает стопки книг, спотыкается о них. Берет книги в руки, листает одну, вторую, третью).

ЧАРЛИ. Проклятье! Все бесполезно! Здесь нет ответов! (Чарли садится на пол и закапывается в книги. Возвращается Элен).

ЭЛЕН. Чарли.

ЧАРЛИ. Элен, ты вернулась?

ЭЛЕН. Как видишь. Я хотела отдать тебе вот это.

ЧАРЛИ. Что это?

ЭЛЕН. Мой экземпляр контракта. Мне он не нужен.

ЧАРЛИ. К черту контракт! К черту все и всех! Я хочу быть только с тобой. Это мой выбор.

ЭЛЕН. Неужели ты все таки нашел ответ в своих книжках?

ЧАРЛИ. Если бы. Иногда, нужно наплевать на чужие советы, на все эти тысячи страниц чужого опыта. Я теперь понял, что во всем виноват мой интеллект. Всю свою жизнь я просчитывал все возможные варианты совместной жизни с женщиной и они все плохо заканчивались. Я боялся.

ЭЛЕН. Так что же изменилось?

ЧАРЛИ. Все! Кардинально! У меня были ошибки в расчетах. Я не учел самого главного в своей жизни. Ты понимаешь?

ЭЛЕН. Вообще-то нет.

ЧАРЛИ. В моем уравнении не было тебя.

ЭЛЕН. Ты точно уверен?

ЧАРЛИ. Я люблю тебя. Это – обязательная величина моего уравнения. Я хочу быть с тобой! Всегда! Ты – согласна?

ЭЛЕН. Чарли, у меня есть одна просьба. Давай выкупим мое свадебное платье из проката.

ЧАРЛИ. Милая, мы ведь женаты. Зачем тебе это?

ЭЛЕН. Я хочу подарить тебе приватный танец.

 

                                               Занавес.

 

Владимир Горбань

                                                                                                                         г. Севастополь

                                                                                                                        +38 (093) 9025276

                                                                                                                        +38 (0692) 440640

                                                                                                                       artgorban@gmail.com

 

10 октября  2013г.

Vladimir Gorban, Playwright

Володимир Горбань, драматург

Коментарі закрито.

dramaturg

Свіжі статті

Свіжі коментарі

%d блогерам подобається це: